Пресс-центр

29.04.2005

На рубеже обороны – одни колхозники

«Мама, вышлите мне белье, хлеба и картошки. Вы меня больше не увидите, как и я вас не увижу. Люди говорят, что и раньше во время рытья окопов люди умирали. Видно и мне не придется вернуться домой», - писала в ноябре 1941 г. к родным в д. Шоркасы Шихазанского (ныне Канашского) района 17-летняя колхозница Степанова, мобилизованная на строительство оборонительных рубежей. Девушка не преувеличивала свое тяжелое положение: ей приходилось не просто копать ямы вместе с остальными рабочими, а выполнять ежедневную норму – вынуть вручную 3 куб. м. промерзшей как камень земли. Вначале это казалось невозможным, и не только ей. Но время доказало обратное.
Строительство Сурского и Казанского оборонительных рубежей, которые должны были задержать фашистов на подступах к Казани, началось в конце октября 1941 г. По территории Чувашской АССР Сурский рубеж проходил вдоль Суры по линии с. Засурское Ядринского района – д. Пандиково Красночетайского – с. Сурский Майдан Алатырского районов – Алатырь до границы с Ульяновской областью. Казанский рубеж начинался от Звениговского Затона, пролегал мимо деревень Шоркистры и Арабоси Урмарского, с. Можарки Янтиковского района до границы с Татарской АССР. Общая длина рубежей в республике примерно 380 км.
На линиях обороны было создано 6 Военно-полевых строительств (ВПС) с центрами в Ядрине, Шумерле, Порецком, Алатыре, Октябрьском и Янтикове. Каждый район был прикреплен к определенному ВПС с образованием прорабского участка. Начальниками участков стали председатели райисполкомов, секретари райкомов ВКП(б). Техническое руководство осуществляли военные инженеры 11-го и 12-го Армейских управлений Главоборонстроя Наркомата обороны СССР. Были привлечены и местные кадры – например, Еремин, начальник строительства Чебоксарского завода « 320 (нынешнего завода имени Чапаева).
Постановлением особого заседания Совнаркома и бюро обкома ВКП(б) от 28 октября 1941 г. предусматривалось мобилизовать на строительство «167550 человек пеших и 11110 конных». «Разместить население в окружающих селениях, бараках, зданиях лесных и других организаций, а на недостающую площадь построить землянки. Обеспечить питанием за счет колхозов, организовать котлопункты…» - отмечалось в документе.
Однако вскоре выяснилось, что привлечь такое количество населения и лошадей, достать стройматериалы и инструменты невозможно. Пришлось срочно организовать производство необходимого на месте. Так, Чувашстройтресту было дано задание изготовить 500 штук железобетонных колпаков для пулеметных дзотов, артелям – топорищ, черенков к лопатам, деревянных ложек, мисок, лаптей, рукавиц. Началась добыча бутового камня в Марпосадском и Чебоксарском районах, массовая заготовка леса.
Техники почти не было. А работа для сельчан – новая. Много ли выкопаешь мерзлой земли ломом и лопатой? Дело пошло, когда стали работать компактно, не распыляясь по всей трассе, научились откалывать большие куски грунта с помощью клиньев.
Не все колхозы могли обеспечить нормальным питанием работников. В документах читаем: «Колхозники колхоза «Правда» Шемуршинского района 3 дня питались исключительно тыквой, которую выпрашивали у домохозяев, где были расквартированы. Но и за это время они продуктов получить не смогли и уехали домой. Колхоз «Искра» Комсомольского района выдал отъезжающим лишь по 3,5 кг муки… Колхозники находятся в дороге по 4-5 дней, продукты расходуются в пути же».
В декабре мороз почти постоянно держался ниже 30°. В докладной записке о трудовой дисциплине по ВПС № 6 говорилось: «По приказу ГКО работы должны продолжаться при 30° мороза включительно, работать не менее 10 часов. На самом деле работают меньше, не говоря уже о потерях во время обеда. Списочное число рабочих 27850. Потеря по уважительной причине – 1692 (больные), в отпуске – 559. Дезертиры: по Канашскому району – 278 человек, Красноармейскому – 146, Шихазанскому – 634, Янтиковскому 114, итого - 1172». К тому же не хватало теплой одежды. Выручали лапти, которыми снабжали Янгличинская артель Канашского и Новочурашевская Ибресинского районов.
Были и проявления паники. Ведь люди работали в отрыве от семей, в постоянной тревоге за своих родных и близких. Многие получали похоронки. НКВД сообщал, что на одном из участков прошел слух, что «всех детей скоро отправят в Сибирь, а взрослых оставят для работы здесь». Женщины, понятно, впадали в истерику. Органы НКВД фиксировали подобные факты как «антисоветские проявления, нездоровые настроения». Например, такие: «Ну и жизнь тяжелая, хуже не бывает. Разве это закон, когда оставляют дома одних ребят, а всех взрослых отправляют на строительство?» (Еремеев, д.Тимирзькасы Аликовского района); «Над нами власть смеется, работаем по целым дням, а нам дают на 5 человек одну пачку махорки. Вот до чего дожили» (Якимов, д. Шоркасы этого же района); «Советский Союз войной изморил весь народ, из деревень всех выгнали на копку ям, и это для уничтожения нас самих, так как это мероприятие ничего не даст и не спасет» (Павлов, Ишлейский район); «Эти укрепления нужно было строить раньше, а теперь только мучают народ. К тому же колхозники на строительстве ничем не обеспечены и ничего не получают» (Игнатьев, д. Поваркасы Цивильского района).
И все же это была поистине всенародная трудовая битва. 21 января 1942 г. на имя наркома внутренних дел Лаврентия Берия была послана телеграмма, подписанная начальником 12 Армейского управления Леонюком, председателем Совнаркома Сомовым, секретарем обкома Чарыковым: «Задание ГКО по строительству Сурского оборонительного рубежа выполнено. Объем вынутой земли – 3 млн. кубических метров, отстроено 1600 огневых точек (дзотов и площадок), 1500 землянок и 80 км окопов с ходами сообщений». В это же время было завершено и строительство Казанского рубежа. Приемная комиссия отметила хорошее качество плотничьих работ по дзотам – «использование высококачественного толстомерного дубового и соснового леса».
Но этим заботы колхозников не закончились. Для охраны линии обороны на территории ЧАССР были образованы 3 комендатуры. В первое время охрану осуществляли конно-велосипедные войска, позднее участки трассы были закреплены за сельсоветами и колхозами. Весной 1942 г. свыше тысячи человек были привлечены на очистку и приведение в порядок лесных площадей, оставшихся после рубок для нужд строительства. В июне-июле для ремонта и восстановления оборонительных сооружений, пострадавших во время паводка, потребовалось 5345 человек и 255 лошадей. Предусмотрены были мероприятия по зимнему содержанию и весеннему ремонту и в 1943 г.
В соответствии с директивой Военного совета Приволжского военного округа от 5 марта 1944 г. дальнейшая охрана и поддержание в порядке тыловых оборонительных сооружений на территории Чувашской АССР были прекращены. Дзоты, убежища, бараки и землянки, пригодные под овощехранилища или полевые станы, рекомендовалось передать колхозам, остальные разобрать, а материал, полученный при разборе, расходовать на нужды народного хозяйства.
Так завершилась эта трудовая эпопея. Пусть теперь говорят, что не пригодились эти сооружения. Слава Богу, что не пригодились! Зато мы знаем, на что способен наш народ в трудную годину.
В. Питернова,
главный специалист
Государственного исторического архива
 

Источник: Республиканская дирекция культурных программ, ГУК

Поделиться в социальных сетях: